Очередной виток застарелого конфликта в Качканаре

Интернет ресурсы Свердловской области, и не только её, очень сильно возбудила новость, запущенная в социальных сетях, о новом обострении в давнишнем споре между компанией ЕВРАЗ и буддистской общиной, как они сами себя называют, хотя другие источники считают, что они не более чем религиозная секта, самовольно обустроившей храм на северной вершине горы Качканар.

История эта носит очень застарелый характер, и можно сказать, что начало её было положено еще во времена разведки залежей железной руды, проводившейся до строительства Качканарского горно-обогатительного комбината. Уже тогда советское руководство знало, что рано или поздно, по окончании разработки Гусевогорского месторождения, придется приступить к изъятию природных богатств из самой горы. Да, природу жалко, гора красивая, леса чудесные, но прогресс и развитие общества требуют металла, и поэтому чем-то приходится жертвовать ради прогресса. В те далекие времена ни у кого не вызвал никаких нареканий тот факт, что был вырублен лес и под строительство комбината, и под строительство города, и под карьеры для добычи руды. Никого не возмутил факт того, что из-за добычи руды было принято решение разработать гору Малая Гусева. Все советские люди понимали, что так надо, и что страна нуждается в металле.

Шло время, запасы Гусевогорского месторождения истощались, но, учитывая бурные времена развала страны, приватизации, многократных переделов собственности, встряхивавших комбинат, про собственное-качканарское месторождение как-то позабылось, и вообще владельцам было не досуг заглядываться на столь далекие перспективы, в то время властвовала только одна цель – обогатиться прямо тут и сейчас, а завтра хоть трава не расти. Именно в эти лихие годы, а конкретно в 1995 году, Михаил Санников и обосновался на одной из вершин горы Качканар, уйдя от людей в глухой и далекий, как ему казалось, лес, и начал там строить свою обитель. В те времена никто не гнал его оттуда, было попросту не до него, но, помятуя о том, что где-то в тех краях имеются залежи железной руды, возможности официально оформить эту землю под храм ему тоже не давали. Хотя, по его личным заявлениям, подобные попытки предпринимались им неоднократно. Документов, подтверждающих факты его обращения и отказа ему властей – конечно же, широкой публике не представляется, что позволяет сделать вывод о том, что их просто нет.

Но вот вопрос встал ребром. Руководство Качканарского ГОКа, который тогда только перешел во владение Евраза, стало настойчиво утверждать, что буквально завтра начнутся взрывные работы, в связи с чем в 2008 году была закрыта действующая тогда замечательная горнолыжная трасса. Но почему-то тогда вопрос с выселением общины с горы не особо обсуждался.

Прошло более 10 лет, прежде чем на разработку СКМ приехала техника. Горнолыжная трасса заросла ёлками, а вот монастырь за это десятилетие расцвел, и если ранее жители монастыря старались отгородится от туристов и даже подсказывали, как можно добраться до скалы Верблюд в обход монастыря, то за эти годы они начали вести активную деятельность по раскрутке своей обители и постарались сделать его известным не только в России, но и за рубежом. Надо сказать, что это у них довольно неплохо получилось. У них были самые разные журналисты и телекомпании, которые помогли им получить довольно широкую известность в самых разных международных структурах.

Чтоже в это время делал Евраз? Вел работу по выдворению буддистов с насиженного места посредством обращений в государственные инстанции. Для начала на буддистов надавили через департамент  лесного хозяйства, по иску которого в 2016 году было вынесено судебное решение о незаконности нахождения буддистов на горе Качканар, однако с исполнением предписания суда возникли некоторые трудности, так как обитель находится в очень труднодоступном месте, и пригнать туда технику для сноса сооружений довольно сложно. Сами же отшельники не желали покидать обжитое место и считали требования суда незаконными. Следующим шагом Евраза стала попытка договориться с общиной о взаимовыгодном соглашении, которое бы устроило обе стороны, и вроде бы, все согласились на предлагаемые условия, и региональные власти почувствовали облегчение от, вроде бы, разруленного многолетнего конфликта. Но не тут-то было.

Снова в социальных сетях и самых разных СМИ запестрели заголовки о разрыве соглашения, со взаимными упреками обеих сторон в невыполнении условий соглашения.

Кто прав в этой ситуации? На чьей стороне должны быть симпатии жителей Качканара? На первый взгляд, вроде бы, все предельно ясно. Есть постановление суда, предписывающее буддистской общине съехать с незаконно занятого участка горы. Есть четкое и ясное понимание того, что комбинату жизненно важна разработка собственного качканарского месторождения, для продолжения прибыльной работы Дивизиона Урал. Есть понимание того, что только прибыльная работа комбината гарантирует стабильную работу и зарплату шести тысячам качканарцев, а также гарантирует средства к существованию членам их семей, что увеличивает цифру заинтересованных горожан как минимум втрое. Но все ли так просто в этой ситуации? К огромному сожалению нет.

За то десятилетие, во время которого община чувствовала подход критического момента, она очень неплохо подготовилась. За сохранение монастыря высказывались известные публичные личности, такие как Борис Гребенщиков. Телеканал BBC снял фильм о жизни монастыря и о том, какие красивые виды открываются с горной вершины. За ситуацией в монастыре очень пристально наблюдают самые различные СМИ, блогеры, гражданские активисты, экологи. Чем это грозит Качканарскому горно-обогатительному комбинату? Да тем же самым, что произошло в городе Екатеринбурге с «Храмом на Драме», или еще более близкий по ситуации пример с сохранением башкирского шихана Куштау, и, кстати, на повторение подобного опыта в Качканаре очень недвусмысленно намекают некоторые комментаторы под новостями о ситуации на горе Качканар

Все это очень накаляет обстановку в городе, среди жителей которого также нет единодушного мнения – кто-то ратует за сохранение горы и скалы «Верблюд», кто-то переживает за свою зарплату и рабочее место. О том, что эта ситуация может принять очень неприятный оборот, многие предупреждали руководство комбината и администрацию города. Многих жителей настораживала и не внушала доверия позиция, которую занимала община, обосновавшаяся на горе. Ведь по своей сути – это позиция беспредельщиков, они незаконно завладели землей, принадлежавшей государству, а когда государство, через судебную власть, выразило волю на то, чтобы этот участок земли был освобожден его захватчиками – они, эти захватчики, отказываются выполнять судебное решение. Судебные решения, если они не выполняются в добровольном порядке, как известно, обеспечиваются соответствующими государственными структурами принудительно.  Но руководством ЕВРАЗа был предложен выход, и выход этот был не силовым, а дипломатическим! И вроде бы, он всех устроил, но опять что-то пошло не так.   Всем сторонам конфликта необходимо найти и устранить точки непонимания и неприятия, которые вызвали очередной скандал между сторонами конфликта, и продолжить диалог в открытом, публичном режиме, чтобы каждый житель города знал, как идет процесс переговоров, какие заключены соглашения, о чем стороны договорились, и как эти договоренности выполняются на данный момент. Только полное понимание жителями города всего переговорного процесса поможет им принять сторону градообразующего предприятия и не допустить разжигания конфликта среди тех, кому еще долгие годы жить бок о бок и совместно строить будущее нашего родного моногорода Качканара, будущее, которое немыслимо без Качканарского ГОКа.

 

Автор:   Боданин Александр

+2
12:11
322
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...